Служение Отечеству

 
Люди!
Покуда сердца стучатся
Помните!
Какой ценой
Завоевано счастье, -
Пожалуйста, помните!
Роберт Рождественский

Служение Отечеству! Какие мужественные высокие слова! На них имеют право только те, чья жизнь была положена на алтарь Отечества. На них имеют право наши воины — фронтовики, ветераны Великой Отечественной войны. «Служу Отечеству!» - эти слова произносили они много раз в своей боевой жизни. Неоднократно произносил их капитан 1 ранга, штурман - подводник Северного флота Леошко Михаил Александрович.
    В год 100-летия Подводных сил Российского флота о его службе мы расскажем на основе исторических документов, на основе воспоминаний самого Михаила Александровича, его жены Натальи Тихоновны, на основе журнальных и газетных публикаций, воспоминаний его учеников, моряков-подводников, Леошко Михаил Александрович легенда Северного подводного флота - штурман героических подводных лодок «Щ - 402» и «К - 21» в годы Великой Отечественной яойны, с января 1945 года - командир подводной лодки «С - 15», а потом -заместитель начальника штаба дивизии подводных лодок Северного флота.
      С 1958 года - преподаватель тактики в Рижском Высшем Военно-морском училище подводного плавания. В 1960 году М.А. Леошко, капитан 1 ранга, ушел в отставку.
Офицеры Советской Армии и Военно-морского флота хорошо помнят эти годы. И было капитану 1 ранга в 1960 году 45 лет.
       Родина Михаила Александровича - Белоруссия, город с удивительным названием Старые Дороги. Старые дороги, а он мечтал о новых дорогах, и вот Михаил Леошко -студент железнодорожного института. Но он не стал инженером -железнодорожником. Жизнь распорядилась по-иному. Комсомольский призыв: Военно-морскому флоту Советского Союза нужны образованные и преданные офицеры. И он, подобно комсомольцам - добровольцам 30-х годов, стал курсантом Высшего Военно-Морского училища имени Фрунзе. Закончил в 1939 году по специальности: штурман подводного плавания.
            Что он знал о морях-океанах? Только скупые сведения из школьных уроков но географии и книг о морских путешественниках. Но морские дороги, морские пути суровых северных морей стали его стихией, его призванием, его любовью.
      Наверное, не случайно молодой офицер - подводник стал штурманом: заворожили его пути - дороги в бездонных пучинах, где господствует вечная мгла.
      Первое место службы - город Полярный. Первое назначение — штурман подводной лодки «Щ - 402». Командир подлодки - Столбов И.Г. вместе с командным составом еще в мирное время готовил экипаж к грядущим боям. Поэтому внезапное нападение Германии на Советский Союз не застало врасплох моряков подводной лодки «Щ- 402». Об этом свидетельствует их первая победа в начале июля 1941 года, первая победа не только на Северном флоте, но на всех флотах страны. Эта победа явилась доказательством, что врага можно и нужно побеждать.
      Все знают, что главное в походе не сбиться с курса и выйти точно к намеченной цели. И это обязанность штурмана.
        Леошко Михаил Александрович был одним из лучших штурманов Северного флота. «Штурман из студентов», так любовно называли его в соединении. Командир подлодки доверял ему как самому себе, отмечая его высокую профессиональность, наблюдательность, точность в расчетах и трудолюбие. «Он давно заслуженно завоевал славу талантливого штурмана, - писал журналист Борис Яглинг в рассказе «Дерзость отважных».
      Хочется обратить внимание на то, что тот рассказ входил в сборник «Слава бесстрашным», который был издан в августе 1941 года. Это был первый литературный сборник рассказов Политического управления Северного флота.
      В «Слове» редакции мы читали: «Слава бесстрашным» - первый литературно -художественный сборник серии «Северный флот в великой отечественной войне», (Как видите, в августе 1941 года Великая Отечественная писалась с маленькой буквы). Готовятся к печати следующие выпуски. Они будут выходить ежемесячно...»
       Рассказ Бориса Яглинга «Дерзость отважных» начинается так: «До свидания, берег! В далекий и долгий путь выходит Н-ская подводная лодка...»
       И только в мирные дни мы узнали, что Н-ская лодка - это знаменитая «Щ - 402». А знаменита она была тем, что там, у берегов Норвегии, как мы уже говорили, впервые в истории Отечественной войны был уничтожен ею фашистский транспорт. И снова обратимся к рассказу, пришедшему к нам из далеких и горьких сороковых прошлого столетия. «Летом, - продолжает Б.Яглинг, - в полярный день, когда солнце круглые сутки стоит над морем, подводникам труднее действовать, чем во мгле полярной ночи. Незаходящее арктическое солнце может помочь вражеским бомбардировщикам выследить лодку...А если застигнет на поверхности воздушный враг. - отдается команда - «срочное погружение!». Все кто был на мостике, проваливаются в люк. Глубина морей - надежная «шапка - невидимка». Близится вражеский берег. Нужно идти под водой, лишь изредка поднимая перископ..»
       Штурман Леошко несколько раз проверяет свои расчеты. Теперь он уверен - все правильно. Все что возможно на лодке переводят на ручное управление. Время от времени приходится поднимать перископ. Да, это уже тыл противника. Берег основательно укреплен. Перископ украдкой подглядывает цель. Вот она! Большой фашистский транспорт. Он стоит на рейде, в самой глубине укромной бухточки, за скалами
       Командир маневрирует и отдает команду - пли! Две торпеды со свистящим шумом устремляются вперед. Надо поскорее уходить на глубину и убираться из растревоженного вражеского гнезда! В это мгновение подводники слышат два взрыва. Обе торпеды попали в цель! Первая победа!
     Советский народ оценил подвиг экипажа «Щ - 402». Члены экипажа получили свои первые награды на Северном флоте. Штурман Леошко был награжден орденом Красной Звезды. Свой первый орден Михаил Александрович подарил музею 27 июня 2000 года. Этот музей боевой славы моряков - подводников Северного флота был основан в 1980 году пионерской дружиной средней школы № 55 города Ярославля.
        На подводной лодке «Щ - 402» штурман Леошко участвовал в пяти походах. За эти походы экипаж подлодки потопил пять вражеских кораблей.
         Об одном из них Леошко рассказал в журнале «Советский моряк» за 1960 год. Статья называется «Лодка возвращается в базу». Послушаем Михаила Александровича.
       Март 1942 года. Штаб флота сообщил, что, по разведывательным данным, из норвежского порта вышел на восток крупный конвой с сильным охранением. Второй направляется из Петсамо и Киркинеса на запад.
        Капитан-лейтенант Николай Столбов, командир подлодки, обратился ко мне со словами: - А ну-ка, штурман, давай посчитаем, когда нам ждать этих супостатов?
        Приблизительный подсчет подсказал, что оба конвоя должны пройти район нашей позиции почти одновременно: завтра в полдень. Но конвой запаздывал. И вдруг доклад акустика Васильева: - Слева, курсовой 40 градусов, слышу шум винтов. Раздается команда командира: - Торпедная атака! Носовые и кормовые аппараты приготовить к выстрелу!
       Шесть транспортов под усиленной охраной движутся двумя колоннами. Все сидят глубоко. Видно, загружены до отказа. Командир выбрал цель - самый крупный транспорт. Произвожу последние расчеты для атаки... Лодка всплывает под перископ.. -По моему расчету транспорт должен идти на угол упреждения. Перископ поднят... И буквально через 10 секунд: Пли! И две торпеды устремляются к транспорту. Прошла минута - взрыва нет... Еще несколько секунд проходят в томительном ожидании. И, наконец, два мощных взрыва. Все облегченно вздыхают.
     Впоследствии стало известно, что транспорт шел с ценным грузом: это было вооружение для потрепанных в летне - осенних боях 1941 года гитлеровских горно-егерских дивизий в Заполярье.
Командир решил ждать второй конвой. Обращается ко мне - штурман, заступай на вахту и помни: пока не обнаружишь конвой, с вахты не сменишься, - шутит Столбов. Остальные обедать. После боевой удачи у всех приподнятое настроение. Кончился обед. Я в зенитный перископ оглядываю кормовые, командир - носовые сектора.
       Вижу вдали четко обозначились мачты корабля. Из-за мыса выходят шесть транспортов и шесть кораблей охранения. Опять знакомые сигналы атаки.. Те же боевые команды, то же волнение перед атакой, й торпеды.. .второй раз за день устремляются на врага. Еще один крупный транспорт записан на наш счет.
       Два последующих дня проходят в безрезультатных поисках. Погода испортилась. Снежные заряды не позволяют поднять перископ. В промежутках между ними враги могут обнаружить лодку. И все же командир рискнул поднять перископ и обнаружил два транспорта. Подойдя на дистанцию залпа, командир выпустил по одному из них торпеду. Торпеда попала в цель. Но второй тральщик обнаружил перископ лодки и через две - три минуты лодку уходящую на глубину, потрясли два взрыва. Несмотря на то, что командир стал выводить лодку из под удара, бомбы одна за другой ложились вблизи лодки. И она перестает слушаться человека.
       Вот как об этом пишет штурман Леошко: «С каждой минутой увеличивается глубина погружения. Носовые и кормовые рули положены на всплытие. Возрастает дифферент на корму, а лодка все продолжает идти вниз. Вот она уже проходит рабочую глубину, несколько задерживается на предельной, а затем метр за метром погружается дальше...
     Командир приказывает откачать балласт за борт, чтобы остановить опасное погружение. И ему это удается: лодка медленно «выползает» на меньшие глубины. А взрывы продолжаются. Наконец, долгожданный сорок второй взрыв. Больше глубинных бомб у тральщика нет.
    Лодка медленно всплывает. В перископ становится видно, как удирает, боясь расплаты, фашистский корабль. Ложимся на курс отхода... Но беды не прекращаются. Лодка оказалась без топлива. А вражеский берег в двадцати двух милях, - родная база - в трехстах. Лодка легла в дрейф...»
Комиссар Долгополов собрал коммунистов. Командиру было предоставлено слово: - Наше решение с комиссаром: в случае преследования лодка должна дать бой фашистам. А в последний момент будет взорвана. Погибая, мы будем нести смерть фашистским кораблям. Все понимали - другого решения не может быть».
     Сегодня скептики не поверят, что подводники перед лицом смерти подали парторгу Бахтиарову заявления, главная мысль каждого: «Считайте меня коммунистом!» Штурман М.А. Леошко вспоминает их должности и фамилии: «рулевой Марченко, сигнальщик Пронин, электрик Горячев и другие. Все они хотели в этот грозный для лодки час быть коммунистами».
     Но как говорится в пословице «Надежда умирает последней». Во - первых, на базу была отправлена шифровка о бедственном положении подводной лодки. Во - вторых, искали выход офицеры. И первым, кто нашел выход из тяжелейшего положения, был штурман субмарины. Он вспомнил, что когда-то давно, в Полярном, говорили с инженер-механиком Большаковым об использовании отработанного масла. И он задал вопрос своему другу : -Нельзя ли использовать как дизельное топливо неотработанное масло? И друзья занялись расчетами.
     Кончался первый день нашего дрейфа, - вспоминает Михаил Александрович, -наступили вечерние сумерки. В пятом отсеке приготовили все для пуска дизеля на масле. Запустили... Работает пять, десять, двадцать минут... Дали ход на винт. Медленно развернулась лодка на заданный курс. Равномерно стучит, работает дизель!»
   Давайте, обратим внимание на ту радость, которую почувствовали моряки -подводники, поверившие в свое спасение. Вслушаемся в слова Михаила Александровича: «И, кажется, в этом стуке слышится победная песня. Идет подводная лодка вперед, все дальше от вражеских берегов и все ближе к родной земле, к родной гавани. Лодка живет, и будет жить на страх тебе, лютый враг!»
     И вот только сейчас, наверное, мы понимаем, почему капитан 1 ранга Леошко дал своей статье такое название: «Лодка возвращается на базу». А ведь экипаж этой лодки трижды одержал победу, на его счету три потопленных фашистских корабля. И эта победа была очень важна и Северному флоту и стране, Отечеству. Но спасение экипажа подводной лодки было важнее! Важнее ее возвращение в родную гавань.
    Импровизированного топлива хватило только на сутки. Но командование флота на помощь посылает подлодку «К-21» под командованием Героя Советского Союза Н.А.Лунина. Но подойти в бушующем море двум лодкам почти невозможно. Это хорошо знают подводники. И только мужество, и мастерство Лунина, талант и высокая профессиональность Леошко смогли преодолеть все преграды.
Леошко писал: «Будто кровь, поступающая к угасающему сердцу, пульсирует в шланге топливо, направленное в систему прочного корпуса». Какие потрясающие по своей сути слова! Их мог произнести только человек, готовый погибнуть во имя жизни. Человеческое сердце и «сердце» подлодки! А на следующий день мы входили в родную гавань. Три залпа потрясли морозный воздух гавани, отозвавшись эхом в ближайших сопках».
Радость возвращения моряков-подводников выразил поэт Н.Добронравов:
Хорошо из далекого моря
Возвращаясь к родным берегам,
Даже к нашим неласковым зорям,
К нашим вечным полярным снегам.
Весной 1942 года в военной судьбе Михаила Леошко произошло важное событие: по просьбе прославленного командира Н.А.Лунина он был назначен штурманом подводной лодки «К- 21». Впереди у них торпедирование линкора «Тирпиц». Крупнейший корабль немецкого флота имел мощное вооружение: восемь 380 миллиметровых орудий главного калибра, шестнадцать зенитных автоматов. При полном водоизмещении 53 тысячи тонн мог развивать скорость 30 узлов. «Тирпиц» и другие надводные корабли вышли в море на перехват конвоя под кодовым названием «РО. - 17». Караван летом 1942 года с военным грузом направлялся в Мурманск.
«5 июля 1942 года, - пишет Михаил Александрович, - в Норвежском море мы получили шифровку: фашистская эскадра вышла в море, задача - найти ее и решительно атаковать. И вот начался боевой поиск..» Командир решил вести поиск в надводном положения, чтобы иметь максимальную плотность аккумуляторов. Но перед решительной атакой решил пару часов пройти под водой, чтобы снять напряжение у команды и поужинать в спокойной обстановке».
Уже через полчаса гидроакустик обнаружил шумы винтов. После очередного подъема перископа Лунин опознал «Тирпица» и «Адмирала Шеера» в охранении миноносцев. Эскадра шла противолодочным зигзагом с отворотом 45 градусов, ход - 24 узла. Атаковать такую цель трудно. Нужна не только молниеносная реакция, но и предчувствие очередного маневра противника.
Семнадцать раз, через определенные промежутки времени, командиру пришлось поднять перископ. Лунину все время приходилось командовать повороты, чтобы выйти на атаку кормовыми аппаратами. Я в штурманской рубке внимательно веду боевую прокладку, жду желанную команду. И вог в 18 часов 01 минута раздается решительное «Пли!» Четыре торпеды с интервалом в четыре секунды из кормовых аппаратов устремились навстречу «Тирпицу». Пускаю секундомер, еще 5.. 10.. 15 секунд. Два оглушительных взрыва. Вздох облегчения вырывается из груди...
Лодка легла на курс отхода. Конечно, два взрыва для такого корабля как «Тирпиц», далеко не смертельная доза. Но атака оказала свое отрезвляющее действие. Эскадра отказалась от своего намерения следовать на перехват союзного конвоя и повернула в норвежские фиорды, на защищенную стоянку». Пока транспорты пришли в зону охранения, где их брали под защиту наши корабли, от атак фашистских подлодок и самолетов больше половины пошло на дно. Но сколько бы погибло еще, если бы на их пути встали «Тирпиц» и «Адмирал Шеер»?
Через несколько дней «К - 21» вернулась в родную гавань, в Полярный. На причале экипаж торжественно встречали командующий Северным флотом Головко, начальник Политуправления дивизионный комиссар Торик, командир бригады подводных лодок контр-адмирал Виноградов, друзья, жены.
В самые трудные дни лета 1942 года Родина узнала о героизме экипажа «К - 21», а фашистский «Тирпиц» больше ни разу не вышел на морские просторы. Осенью 1944 года он был потоплен английской авиацией.
Народ помнит и прославляет своих героев. В 1983 году по решению Военного Совета Северного флота в канун 50- летия создания флота подводная лодка «К - 21» в память о мужестве и героизме североморцев - подводников была поставлена на вечную стоянку как корабль - музей. В 1942 году за доблесть и мужество экипажа лодка награждена орденом Красного Знамени, а члены экипажа корабля за годы войны награждены 102 орденами и многими медалями.
Михаил Александрович Леошко за войну и военную службу награжден 6 орденами и 19 медалями. К великой Победе он пришел в звании капитана 2 ранга, в 1954 году присвоено звание капитан 1 ранга.
В конце 1943 года Леошко командование посылает на Высшие курсы командиров подводных лодок в город Махачкала, а в январе 1945 года он стал командиром подводной лодки «С - 15».Его деятельность как командира пришлась,в основном, на мирное время, по-своему трудное и сложное. Теперь он учит и воспитывает как командир офицеров, старшин и матросов. В мирное время морякам выпало немало испытаний, трудностей.
Все кому посчастливилось служить под началом Михаила Александровича, отмечали его высокую профессиональность, уважительное отношение к подчиненным. Его ученик и сослуживец ныне капитан 1 ранга А.А.Бедеров пишет: «В 1948 году после окончания училища я был направлен для прохождения службы на Северный флот в город Полярный на подводную лодку «С - 15». Ее командиром был капитан 3 ранга М.А.Леошко. Это был очень эрудированный, интеллигентный человек. За душевность и простату в отношениях его любили офицеры, старшины и матросы. Да и внешность его располагала к себе. Это был светлый шатен среднего роста с умным и проницательным взглядом. На учебных стрельбищах в море М.А.Леошко неоднократно получал призы и благодарности».
Прежде, чем стать преподавателем тактики в Рижском Высшем Военно-морском училище подводного плавания, Леошко был несколько лет заместителем начальника штаба дивизии подводных лодок Северного флота. Где бы ни служил, в какой должности не пребывал бы капитан 1 ранга Леошко, он всего отдавал себя любимому делу.
Из рассказов его жены Наталии Тихоновны, из воспоминаний сослуживцев мы можем убедиться в его скромности. Особенно это видно из его статей-воспоминаний. Он много и подробно рассказывает о командире «К ~ 21» Н.А.Лунине, об инженер-механике В.Ю.Брамане, сыне латышского народа, о своих сослуживцах, а о себе, штурмане лодок «Щ - 402» и «К - 21», по два - три предложения. У поэта Ярослава Смелякова есть стихи, полностью относящиеся к Михаилу Александровичу:
Это русское видно свойство-
Нам такого не занимать -
Силу собственного геройства
Даже в мыслях не замечать.
Его героизм заметила Родина и наградила по достоинству, его память высоко чтят семья, моряки - подводники. Ему отдают должное организаторы и посетители музеев в городе Ярославле и родном городе Старые Дороги.
В феврале 2003 года Михаил Александрович ушел из жизни на 89 году жизни Всего трех лет он не дожил до славного юбилея - 100 летия Российского подводного флота. Уходят из жизни ветераны Великой Отечественной войны, но их героические деяния вошли славной страницей в историю.
19 марта 2006 года ныне здравствующие и будущие моряки-подводники воздадут честь и славу героям войны, почтят их память. По случаю юбилея семья Михаила Александровича Леошко горячо поздравляет и благодарит вас, его друзей-подводников за вашу память о нем. Пусть вашим девизом будут слова Ольги Бергольц: «Никто не забыт и ничто не забыто!»
Честь и слава вам, дорогие моряки-подводники, в ваш славный юбилей.

<img src='/bitrix/images/fileman/htmledit2/php.gif' __bxtagname='php_disabled' __bx_code='0004'>

Служение Отечеству Яндекс.Метрика